Полномочия директора прекращаются в момент принятия решения, а не внесения записи в ЕГРЮЛ

Автор: Александра Улезко
старший юрист корпоративной и арбитражной практики Адвокатского бюро «Качкин и Партнеры»

В июле этого года Верховный суд рассмотрел дело, которое ярко иллюстрирует, как высшая судебная инстанция исправляет очевидные ошибки судов общей юрисдикции (постановление ВС РФ от 25.07.2016 № 34-АД16-5). ВС РФ сделал вывод о том, что возникновение либо прекращение полномочий единоличного исполнительного органа юридического лица с фактом внесения в государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) таких сведений не связаны, а обусловлены принятием соответствующего решения компетентным органом управления такого юридического лица или истечением срока его полномочий. Сам по себе такой вывод является достаточно очевидным. Аналогичная позиция была высказана еще в 2006 году ВАС РФ в постановлении Президиума от 14.02.2006 № 12580/05 по делу № А40-59287/04-125-586 применительно к гражданско-правовым отношениям и в дальнейшем довольно единообразно применялась судами.

Однако в деле, рассмотренном ВС РФ, ситуация касается административно-правовых отношений, а именно — исполнения публичных обязанностей руководителем юридического лица, полномочия которого фактически прекращены, но эта информация не является общедоступной и не внесена в ЕГРЮЛ. В частности, председатель правления товарищества собственников жилья (ТСЖ) на основании ч. 2 ст. 15.33 КоАП РФ был привлечен к административной ответственности за нарушение сроков представления расчета по начисленным и уплаченным страховым взносам в органы государственных внебюджетных фондов. Однако ВС РФ отменил все судебные акты судов нижестоящих инстанций и прекратил производство по делу, поскольку на основании решения общего собрания ТСЖ в момент, когда соответствующая публично-правовая обязанность должна была быть исполнена, руководителем ТСЖ было избрано иное лицо. Высшей судебной инстанцией было установлено, что лицо, привлекавшееся к административной ответственности, не являлось субъектом вменяемого ему правонарушения, поскольку не обладало полномочиями единоличного исполнительного органа.

С одной стороны, в п. 22 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано на презумпцию неосведомленности лица, полагающегося на данные ЕГРЮЛ, о недостоверности таких данных. С другой стороны, в данном деле речь идет об административной ответственности и о том, что вне зависимости от информации, содержавшейся в ЕГРЮЛ, лицо не выполняло функции единоличного исполнительного органа, соответственно, на нем не лежат публично-правовые обязанности, лежащие на руководителе юридического лица. Ошибочно было бы считать, что государственные органы также должны безусловно полагаться на данные ЕГРЮЛ, поскольку приведенные выше разъяснения постановления Пленума ВС РФ касаются частных, а не публичных отношений.

Как ни странно, на практике ранее можно было встретить иную позицию судов. Например, в постановлении Саратовского областного суда от 24.12.2015 № 4А-900/2015, которым оставлены в силе судебные акты о привлечении к ответственности руководителя юридического лица, указано:

«Для всех третьих лиц руководителем организации является лицо, указанное в реестре*. В противном случае, теряется смысл ведения Единого государственного реестра, сведения которого в силу абз. 1 п. 4 ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» считаются достоверными до внесения в них соответствующих изменений. Вместе с тем, доказательств того, что регистрирующий орган был уведомлен о вышеуказанных изменениях и в Единый государственный реестр юридических лиц были внесены соответствующие изменения, не имеется».

*Имеется в виду ЕГРЮЛ.

Позицию ВС РФ, на наш взгляд, стоит поддержать, поскольку информация о прекращении полномочий единоличного исполнительного органа и наделения этими полномочиями нового лица вносится уже новым руководителем юридического лица (см. п. 5 ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», решение ВАС РФ от 29.05.2006 № 2817/06). Исходя из этого, неверно было бы полагать, что в результате невнесения юридическим лицом в лице его нового руководителя сведений в ЕГРЮЛ, ответственность за нарушение публично-правовых обязанностей лица, имеющего право действовать без доверенности от имени компании, останется на прежнем руководителе, который даже не может влияет на процесс изменения данных ЕГРЮЛ и не вправе его инициировать. При этом оптимизма не вызывает то, что зачастую такие очевидные вопросы, которые должны решаться на уровне судов нижестоящих инстанций, лицам, права которых нарушены, приходится отстаивать в Верховном суде.

Следующая
НовостиОтражение в учете результатов налоговой проверки

Добавить комментарий

Adblock
detector